Какая психология полезна пастырям?

Московская Сретенская Духовная Семинария

Какая психология полезна пастырям?

511



«След бытия Своего, Своих Божественных свойств
и присносущной силы Своей
отпечатлел Бог ясно на творении Своем»
Святитель Феофан Затворник


Мы стоим перед фактом небывалой популяризации светской психологии, накопления значительного количества научных психологических знаний, разработки и широкого распространения разнообразных психотерапевтических методик. Подобно тому как греческая философия в определенном плане подготовила античный мир к христианству, и в настоящее время мы стоим перед фактом специфических изменений, происходящих в современном мире под влиянием психологии. От нас зависит, используем ли мы их или проигнорируем.



Источник: https://bogoslov.ru/article/6165566



I. Предварительные основополагающие понятия 

«Когда состояние тела хоть немного уклонится от надлежащего своего устройства <…> то многие из душевных действий останавливаются», – учит нас святитель Иоанн Златоуст[2]. Давайте углубимся в эти слова. Телесные патологии, т. е. нарушения определенных биологических процессов, могут приводить к тому, что душа, находясь в теле, не может в полной мере проявлять себя. Как музыкант не может сыграть на неисправном музыкальном инструменте, так и душа не может в полной мере проявляться через тело, если оно повреждено[3]. Святитель Григорий Нисский замечает: «В каждой части человеческого состава, наделенной собственной деятельностью, сила души равным образом остается бездеятельной, если эта часть не сохраняется согласно природному порядку»[4]. Например, если после перенесенного инсульта человек утрачивает речь, то мы можем утверждать, что не душа человека повредилась, а через поврежденное болезнью тело способности души не могут проявляться в полной мере.

Человек – это единство духа, души и тела (в статье использована преимущественно дихотомическая модель описания человека, под духом понимается высшая часть души – орган богопознания и богообщения). Но все-таки, рассматривая эти уровни устройства человеческой природы, мы можем говорить о патологии человека преимущественно духовной, душевной и телесной (материальной, биологической). Отсюда представляется корректным говорить о возможности для пастыря понять состояние пасомого не только в целом, а еще и как минимум на трех уровнях. И тут возникает вопрос для пастырей: стремимся ли мы понимать и распознавать, что происходит со вверенными мне для душепопечения, какова роль недугов духовных, душевных и болезней телесных в их состоянии? Мы говорим о своеобразном трехуровневом диагнозе, требующем соответствующих специфических средств уврачевания.


II. Психология святоотеческая и психология светская 

1) Давайте попробуем прояснить и разграничить понятия. По моему убеждению, подлинно православная психология – это психология святоотеческая. Это часть Священного Предания, учение святых отцов о устройстве внутреннего мира человека. Психология же светская как наука занимается изучением проявлений сил души. Сама же душа не является материальной в такой степени, чтобы быть непосредственно доступной для научного исследования.

Если бы все было только так, то, вероятно, каких-либо затруднений в сопоставлении святоотеческой и светской психологии не было – они бы гармонично дополняли друг друга. Однако в светской психологии неизбежно присутствует философская составляющая в виде различных парадигм, пытающихся объяснить то, что естественно-научному исследованию недоступно. И здесь мы встречаем множество психологических теорий, совсем не подкрепленных или недостаточно подкрепленных научно, о том, кто такой человек, что для него полезно, а что вредно, что является наиболее важным в его жизни, откуда происходят его мысли, что такое самосознание, как относиться к чувствам и проч. Эти теории разнообразны, нередко противоречат не только друг другу, но и православному вероучению. Повторюсь, эта составляющая светской психологии не имеет прочной доказательной базы. И естественно, что некоторые из таких теорий ошибочны, святоотеческой психологии не соответствуют и нередко вредны. Другие теории могут быть довольно близки православию, но нельзя им слепо доверять, абсолютизировать, так же как и естественно-научную составляющую психологии, т. к., подобно другим наукам, и здесь могут быть существенные ошибки.

Проявления сил души разнообразны, по ним психологи стараются изучить закономерности процессов (в том числе патологических), происходящих во внутреннем мире человека и его поведении в целом и в самых разнообразных аспектах: например, взросление и возрастные кризисы, семейные отношения, трудовая деятельность, социализация, обучение, творчество. По сути, нет ни одной сферы жизни человека, не являющейся предметом изучения психологии. В том числе это касается и психологических особенностей формирования мировоззрения, обретения и утраты веры, религиозности. 

2) Психология не только изучает человека, но и предлагает множество подходов и методик к устранению внутренней поврежденности, обретению целостностности. Практически все подлинно научные психологические открытия имеют особое прикладное значение в пастырском душепопечении, существенно помогая в понимании личности пасомого, его проблем и поврежденности, в выстраивании здравых отношений с ним, в значительном расширении оказываемой помощи. В том числе пастырь может стать компетентным и в вопросах помощи, касающейся преимущественно сферы душевной, а не духовной. Если Богом благословлен труд врача, занимающегося биологическим лечением страждущего, и в том числе считается полезным сочетание одним человеком служения священнического и врачебного, то не в меньшей степени уместно, если пастырь будет в состоянии помочь уврачевать и душевные, т. е. относящиеся преимущественно к временной жизни проблемы пасомых: например, он будет квалифицирован в вопросах взаимоотношений в семье, трудовой деятельности, возрастной психологии, психологии обучения и самореализации. Зачастую к пастырям обращаются за решением преимущественно душевных вопросов. Успешная помощь в них может стать своеобразным мостиком к решению вопросов уже более важных, духовных, иногда еще не очевидных для пасомого. Насколько психологические знания оказываются полезными, можно убедиться на примере священнослужителей, работающих со страждущими от алкоголизма, наркомании (и другими химическими и нехимических зависимостями):

  • эти знания помогают понять личностные особенности зависимых и их родственников, психологические факторы, механизмы и динамику развития и преодоления, клиническую картину зависимостей;
  • можно приобрести практические навыки налаживания и поддержания контакта со страждущими и их близкими, мотивирования их к изменению своей жизни;
  • можно освоить светские психотерапевтические подходы и методики, ни в чем не противоречащие православной нравственности, а напротив, гармонично дополняющие святоотеческие рекомендации.

3) Нередко именно священник является первым, к кому обращается страждущий с впервые возникшими проявлениями психического расстройства. От способности священника распознать начало заболевания, найти подход к деликатному направлению заболевшего к врачам для получения специализированной медицинской помощи нередко зависит жизнь человека. Пастырь неизбежно сталкивается с жизнеугрожающими психическими расстройствами у пасомых. Это далеко не единичные случаи, напротив, они широко распространены. Уверен, что знание основ клинической психологии и психиатрии может помочь предотвратить многие трагические случаи. Кроме этого, важно понимать, что большое количество психических расстройства имеет хронический характер, душепопечение страждущих такими недугами имеет свою специфику. 

4) Из своего опыта преподавания пастырям клинической психологии и основ психиатрии могу сказать, что наиболее частое предубеждение священнослужителей относительно светской психологии заключается в опасении, что психологические знания противоречат православию, а поэтому они опасны и вредны, соответственно, и в светскую психологию не нужно углубляться (и не нужно направлять страждущих к психологам[5]). Ранее мы уже попытались разобраться, в чем такое мнение о психологии имеет определенное разумное обоснование, а в чем является слишком категоричным.

Одновременно мы стоим перед фактом практически полного незнания святоотеческой психологии подавляющим большинством психологов, даже среди те, кто называет себя психологами православными. При этом часть этих психологов хотела бы ее изучить, но самостоятельно это сделать затрудняется. И пока нет такого обучающего курса для психологов, нет даже современного систематизированного подробного изложения святоотеческой психологии. Практикующим психологам нужно понимание глубинных процессов, происходящих во внутреннем мире человека, т. к. в своей работе они так или иначе постоянно их затрагивают: например, как относиться к мыслям, чувствам, что такое совесть, почему она бывает ложной, всегда ли к ней нужно прислушиваться, в чем допустимо использование фантазии и воображения, а в чем это уже вредно, как относиться к потребностям телесным. Какая сфера светской психологии предлагает ответы на эти вопросы? Конечно же, не естественно-научная. А где действительно содержатся истинные ответы? В психологии святоотеческой. 

5) Нужно констатировать еще одну, нередко трагическую, тенденцию. Священнослужители, преимущественно не имеющие системного психологического образования (как в области святоотеческой психологии, так и светской), нередко слишком увлекаются теоретическими построениями психологии. Им нелегко отличить естественно-научную составляющую психологии от сугубо умозрительных, но претендующих на истинность предположений того или иного автора. Иногда очарованность определенным направлением психологии может оказаться причиной добровольного лишения духовного сана. Однако в известных мне случаях увлечение психологией не было решающим фактором отказа от священства – как правило, у пастыря еще до углубления в психологию были не только проблемные личностные особенности, но и искажения или утрата веры, разочарование в пастырском служении (своем или в пастырстве целом) и прочие причины, приведшие к нежеланию продолжать священнослужение. 


III. Выводы и предложения

Представляется крайне актуальной разработка систематизированного современного изложения святоотеческого наследия в области психологии в качестве основы приобретения психологических знаний не только для пастырей, но и для профессиональных психологов, а также огромного количества неспециалистов, интересующихся вопросами психологии. Необходима популяризация святоотеческой психологии в доступном для понимания современным человеком виде как единственно истинной альтернативы распространенным заблуждениям в виде философских составляющих светской психологии и откровенно псевдонаучной «психологии». Пастырям может быть очень полезна не только святоотеческая, но и светская психология. При приобретении психологических знаний в области светской психологии необходимо особо внимательно оценивать, на чем они основаны: на естественно-научных данных или на отвлеченных необоснованных теориях.

К научной работе психологов можно отнестись как к рассмотрению творения Божьего, их открытия могут показывать нам не только греховную поврежденность человека[6], но прежде всего совершенство и премудрость его Создателя (Рим. 1:20), отражающиеся в образе и подобии Божием в человеке.



[1] Святитель Феофан Затворник. Толкование послания апостола Павла к Римлянам (главы 9-16). М.: «Правило веры», 2019. Москва. С. 123.

[2] Свт. Иоанн Златоуст. Беседы о статуях. XI. 4 // Творения. Т. 2. Кн. 1. 1899. С. 137 (Цитата по Ларше Ж.К. Исцеление психических болезней: Опыт христианского Востока первых веков / Пер. с франц. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2007. 224 с.).

[3] «Но ведь все тело создано наподобие музыкального инструмента, а с искусными в музыке часто случается, что они не могут показать своего искусства из-за негодности инструментов, не поддающихся мастерству (ведь и свирель, испорченная временем, или разбитая при падении, или проеденная плесенью, остается безгласной и бездейственной, хотя бы дул в нее тот, кто считается лучшим игроком на свирели). Так и ум, распространяясь по всему организму и прикасаясь, как это естественно, к каждому члену, соответственно умственным энергиям, делает в членах, пребывающих в естественном состоянии, то, что им свойственно, а в немощных членах его искусное движение пребывает бездейственным и бездеятельным. Ведь для ума естественно приусваиваться каким-либо образом к тому, что в естественном состоянии, и отчуждаться от того, что из такого состояния выведено». Свт. Григорий Нисский. Об устроении человека. XII: PG. 44. Col. 161AB (Цитата по Ларше Ж.К. Исцеление психических болезней: Опыт христианского Востока первых веков / Пер. с франц. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2007. 224 с.).

[4] Свт. Григорий Нисский. Об устроении человека. XII: PG. 44. Col. 164C. Ср.: Col. 164D. (Цитата по Ларше Ж.К. Исцеление психических болезней: Опыт христианского Востока первых веков / Пер. с франц. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2007. 224 с.).

[5] Нередко возникает вопрос об уместности помощи психолога. Если к вам как к пастырю обратились не по духовному вопросу, в этом вопросе вы ориентируетесь поверхностно (а вопрос важный), то корректно ли направить в этом случае к адекватному, укорененному во Христе, проверенному специалисту? Лично я не вижу причин, почему этого не сделать.

[6] И в том числе схожесть биологической оставляющей человека с животным миром как следствие грехопадения прародителей.

Новости по теме