«Основы Ветхого Завета должны быть известны любому христианину». Доцент Фёдор Куприянов рассказал о преподавании Ветхого Завета в Сретенской семинарии

Московская Сретенская Духовная Семинария

«Основы Ветхого Завета должны быть известны любому христианину». Доцент Фёдор Куприянов рассказал о преподавании Ветхого Завета в Сретенской семинарии

945



Фёдора Алексеевича Куприянова знают не только в Сретенской семинарии и церковной среде. Он не только известный библеист, но и успешный адвокат с многолетним стажем — уже 15 лет возглавляет собственную адвокатскую контору. В Сретенской семинарии Фёдор Алексеевич на должности доцента много лет преподает одну из ключевых учебных дисциплин — Священное Писание Ветхого Завета. Публикуем его рассказ о пути к Богу, студенческих годах и преподавании.

Я еще застал активную пропаганду атеизма в школе. Меня даже как-то отправили домой с урока. Видимо я поколебал «атеистические основы» и «плохо» влиял на детей. К деятельной вере я пришел вместе со своими родителями. После серьезной травмы отца мои родители в конце 80-х стали ходить в храм, куда изредка брали и меня.

Помню пасхальные богослужения в храме иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» рядом с Боткинской больницей. Его только-только освободили от станков ближайшего авиазавода. Доски вместо пола, фанерный иконостас… Помню, как мой дедушка, военный инженер-строитель, эксперт по обрушениям, консультировал настоятеля, будущего владыку Иринарха (Грезина) (ныне епископа Красногорского, викария Святейшего Патриарха Московского и всея Руси), когда в старом куполе появилась трещина. Они вместе лазили по куполу. Все инженеры до этого обследования перестраховывались и требовали снести купол. Но дед дал гарантию: «Трещина не опасна. Замазать и забыть». Купол стоит до сих пор.

Затем мы с родителями ходили в храм Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище, где служил мой будущий духовный отец — протоиерей Николай Соколов. Там я впервые стал читать шестопсалмие. Десятый и одиннадцатый класс я уже оканчивал в Православной гимназии, затем поступил в Православный Свято-Тихоновский богословский институт (ныне университет). Одновременно с этим я стал алтарником в храме-музее святителя Николая в Толмачах при Государственной Третьяковской галерее.

Юрист-религиовед

Я получил религиоведческое образование в ПСТГУ на миссионерском факультете и, начиная с четвертого курса, стал вести семинары по Основам Православия на подготовительном отделении университета. После окончания вуза я продолжил преподавать на кафедре Библеистики, заведовал кафедрой довузовского образования. Однако мне всегда хотелось пойти по стопам отца и стать адвокатом. В нашей семье это уже традиция, ведь я юрист в четвертом поколении, да и моя супруга Елена — магистр юриспруденции и адвокат. Сейчас моя дочь Елизавета идет по нашим стопам — изучает право, побеждает в юридических школьных олимпиадах, а также входит в сборную Москвы по праву.

Одновременно с защитой дипломной работы религиоведа я поступил в Московскую государственную юридическую академию. Получая второе высшее образование, параллельно работал в фирме своего отца, а затем в фирме адвоката Бориса Бабаева. Я всегда тяготел к научному подходу к любой проблеме, поэтому окончил аспирантуру в Институте государства и права РАН, где защитил кандидатскую диссертацию по теме «Государственный контроль за религиозными объединениями». Мне была интересна данная тема, так как, с одной стороны, она находилась в поле административного права, с другой стороны — религиоведения. Получилось воспользоваться в одной работе научным инструментарием двух наук — юридическим и религиоведческим.

В диссертации были обоснованы пути реформирования отечественного законодательства о религии. Защита длилась около четырех часов. Присутствовали представители более десяти религиозных и общественных организаций, в первую очередь различных сект. Они яростно доказывали, что осуществить модель государственного контроля, которую я предложил, в Российской Федерации невозможно. Срывали защиту. А потом засыпали Высшую аттестационную комиссию по присуждению ученых степеней таким количеством жалоб, что ВАК вынужден был провести утверждение кандидатской диссертации по процедуре докторской. Но сектанты остались ни с чем.

Преподаватель ПСТГУ и Сретенской семинарии

После окончания ПСТГУ я несколько лет преподавал Священное Писание Нового Завета, так как не было вакансии преподавателя Ветхого Завета. Но я стремился к преподаванию именно этого, любимого для меня, предмета, вел спецсеминары. Поэтому я искал возможность преподавать Ветхий Завет где-то еще.

Однажды — это было в 2004 году — один из моих друзей, иерей Алексий Лымарев, позвонил мне и сказал, что в Сретенской духовной семинарии есть вакансия преподавателя Ветхого Завета. Дело было в начале сентября, и решение нужно было принимать быстро. Я согласился сразу. Буквально через два дня я впервые приехал вместе с отцом Алексием в семинарию, ставшую для меня за многие годы родным домом. Познакомился с иеромонахом Амвросием (Ермаковым), который впоследствии стал епископом, а ныне ректором семинарии. Отец Амвросий вводил меня в курс дела, обо всём рассказывал, поддерживал. Когда у меня через месяц родилась первая дочь Елизавета, он поздравил меня в преподавательской в присутствии коллег. Было очень приятно…

Я люблю преподавать. Для практикующего адвоката выступать перед аудиторией очень полезно, но мне просто нравится сам процесс преподавания — процесс передачи своих знаний молодежи. Очень благодарная работа! Поэтому, когда в первые годы адвокатской деятельности было посвободнее с судебными делами, я преподавал в различных вузах финансовое право. Был доцентом в знаменитом Финансовом университете. 

О важности изучения Ветхого Завета и стиле преподавания

Ветхий Завет является первой частью всей Библии, и понять вторую ее часть, Новый Завет, без уразумения основ первой — невозможно. Поэтому я считаю, что основы Ветхого Завета должны быть известны любому христианину. Если же говорить об учебном процессе, о духовном образовании, то, безусловно, любой семинарист обязан знать Священное Писание Ветхого Завета, поскольку без этого знания невозможно понять, по какой причине Спаситель говорил те или иные слова, почему Он совершал те или иные действия.

Могу привести такую аналогию. Мы зачастую недостаточно полно знаем, что происходило в России даже в девятнадцатом веке: как были устроены губернии, какие деньги ходили… Какая купюра назвалась «Катенькой», а какая — «синенькой». Из-за этого нам бывает трудно понять причины тех или иных иногда очень неожиданных суждений современников Пушкина и Тургенева. А прошло-то всего пара веков. От Христа нас отделяют два тысячелетия и именно Ветхий Завет — главный источник понимания Нового.

Молодежь интересуется Ветхим Заветом. На лекции по Ветхому Завету для православной молодежи в 2014 году в Сретенской семинарии собирались полные залы. Люди стояли в коридорах. После каждой лекции мне задавали массу вопросов, а в Интернете эти лекции набрали сотни тысяч просмотров, и их продолжают активно слушать. То же самое можно сказать и о моих регулярных выступлениях на телеканале «Спас» в передаче «Завет» и «Разговор с атеистом». На центральных телеканалах, в «Российской газете».

Студенты Сретенской семинарии, как и многих других православных духовных школ, находятся в привилегированном положении по сравнению со студентами светских вузов. Они живут в стенах семинарии и не прилагают усилий, чтобы найти еду и кров, не тратят времени на дорогу. Все бытовые вопросы решены. Я считаю это большим плюсом для лучшего уяснения предметов. Всё свое время семинарист может посвящать учебе и молитве. Разумеется, неоценим духовный опыт общения со священниками и монахами, участие в богослужебной жизни обители. Библиотеки, собранные в монастырях, в том числе и в Сретенском, являются кладезем премудрости.

На своих лекциях я исключаю форму традиционного «сухого» монолога. Часто спрашиваю мнение студентов о суждениях тех или иных исследователей, толкователей. Задаю им вопросы, иногда даже отчасти провокационные, чтобы семинаристы задумались. Возникает дискуссия, позволяющая лучше уяснить предмет. На первом занятии курса я всегда устраиваю между студентами диспут на тему «Нужно ли православному христианину изучение Ветхого Завета?» Причем одна группа студентов должна доказывать, что это нужно, а другая — что нет.

Я отношусь к тому типу преподавателей, которые являются популяризаторами. Главная задача популяризатора науки — добиться, чтобы студенты полюбили предмет, искренне заинтересовались им, чтобы у них появилось желание изучить его глубже минимальных программных требований, возник настрой постигать Ветхий Завет всю жизнь. Я доказываю необходимость знания Ветхого Завета для жизни современного христианина, особенно пастыря. Некоторые студенты приходят на первое занятие с установкой, что и без Ветхого Завета вполне можно служить. Это бывает очень заметно. Я стремлюсь к тому, чтобы после моего курса все дружно ответили: «Без Ветхого Завета никуда!».

На экзаменах я требую честности и апеллирую к совести. В начале контрольной работы, экзамена я со всех беру слово, что они не будут списывать. Это действует. Если православный студент пообещал, я верю — он не нарушит данного слова.

Я уже пятнадцать лет преподаю в Сретенской семинарии и вижу, что уровень учебного процесса, уровень воспитательной работы здесь неизменно высок. За это время произошло реформирование семинарского обучения — теперь это высшее образование, а не среднее специальное, как раньше. И Сретенская семинария, безусловно, соответствует высокой планке вуза. Сегодня в семинарии выдают дипломы государственного образца. Они котируются не только в церковной среде, но и в светских учреждениях. Значит мы — сретенские преподаватели — несем истинные христианские ценности и за пределы церковной ограды. И это прекрасно!

Подготовил Сергей Витязев